18.04.2014

Банковские споры: признание недействительной третейской оговорки (третейского соглашения) в кредитном договоре

Чем мы можем быть Вам полезны при банковских спорах, читайте на странице практики Разрешение споров.

Многим из нас зачастую срочно требуется определенная денежная сумма, которой в настоящее время мы не имеем в наличии. Вариантов поиска такой суммы достаточно, и наиболее распространенным является получение кредита в банковском учреждении.

Естественно, любой банк, принимая решение о выдаче кредитных средств, стремится любыми доступными ему способами обеспечить их реальный возврат. Помимо стандартных процедур и дополнительных обязательств залога, ипотеки, поруки и т.п. банки также используют и другие доступные механизмы, повышающие вероятность реального возврата кредита. Одним из таковых является включение в кредитный договор третейской оговорки, сутью которой является договоренность сторон о передаче спора, в случае его возникновения, на рассмотрение в третейский суд. Это довольно распространенная практика, применяемая многими украинскими банками.

Как правило, в кредитных договорах указывается третейский суд, который изначально, более так сказать «лоялен» к банку-кредитору, хотя также обязан рассматривать споры полностью в соответствии с действующим законодательством Украины. И всё бы ничего, но есть одно существенное обстоятельство, которое весьма негативно влияет на защиту прав заемщика в случае возникновения спора с банком. Согласно части 1 статьи 51 Закона Украины «О третейских судах», решение третейского суда является окончательным и обжалованию не подлежит, кроме случаев, предусмотренных этим Законом. А таких случаев не так уж много: если дело, по которому принято решение, не подведомственно третейскому суду; если третейское соглашение не предусматривает спора, по которому принято решение, или решены вопросы, выходящие за пределы третейского соглашения; если третейское соглашение признано судом недействительным; если состав третейского суда не соответствовав требованиям закона или если третейский суд принял решение в отношении лица, не принимавшего участия в деле.

Таким образом, при заключении сторонами третейского соглашения, одна из сторон заведомо находится в менее выгодном положении, т.к. по сути теряет возможность обжалования в апелляционном и кассационном порядке неправильного решения третейского суда. В условиях экономического кризиса многие банки повысили процентные ставки по кредитным договорам и стали требовать досрочного погашения кредитов, однако такие требования для многих заемщиков заведомо являются невыполнимыми. Поэтому после одной или нескольких просрочек по кредитным платежам дальнейшие действия банков вполне предсказуемы – обращение с иском в третейский суд и взыскание задолженности. А решения третейских судов по данной категории дел также весьма предсказуемы, практика складывается таким образом – более 90 % решений выносится в пользу банков. При этом зачастую требования банков бывают не вполне обоснованы и в том случае, если бы дело рассматривал суд общей юрисдикции, спор мог быть решен объективно – как в пользу банка, так и в пользу заемщика.

Поскольку у получателей кредитных средств чаще всего нет возможности изменить условия кредитного договора, предложенные банком, выходом из сложившейся ситуации может быть подача иска заемщиком к банку о признании недействительной третейской оговорки (третейского соглашения), содержащейся в кредитном договоре. Несмотря на то, что анализ судебной практики позволяется сделать вывод, что большинство таких исков не приводят к положительному для заемщика решению, грамотный подход к делу позволяет добиться необходимого результата.

Рассмотрим на примере одного из дел как можно признать недействительным третейское соглашение (третейскую оговорку в кредитном договоре).

Так, физическое лицо заключило в 2007 году кредитный договор с АКБ «Укрсоцбанк» (в настоящее время ПАО «Укрсоцбанк»), по условиям которого в случае невозможности разрешения спора путем переговоров спор рассматривается единолично третейским судьей Ярошовцем В.Н. Постоянно действующего Третейского суда при Ассоциации украинских банков (г. Киев), а в случае невозможности – третейским судьей Мороз Е.А. или Белоконем Ю.Н. После просрочки очередного платежа банк направил заемщику уведомление, которым потребовал досрочно погасить кредит и проценты по нему. Более трех лет спустя банк обратился в Постоянно действующий Третейский суд при Ассоциации украинских банков с иском о взыскании задолженности. Учитывая тот факт, что на момент заключения кредитного договора банк являлся членом Ассоциации украинских банков, которая является учредителем указанного третейского суда, заемщик заранее отдавал себе отчет в том, что решение будет вынесено не в его пользу, т.к. этот суд априори не является независимым и непредвзятым. С целью предупредить негативное решение третейского суда в один из судов города Харькова, подходящего по территориальной подсудности, был подан иск о признании недействительной третейской оговорки в кредитном договоре, и по результатам рассмотрения дела было получено положительное решение. Соответственно, далее заемщик получил возможность заявить об отсутствии компетенции Постоянно действующего Третейского суда при Ассоциации украинских банков на рассмотрение иска о взыскании с него суммы задолженности по кредитному договору, а также возможность защищать свои права в независимом от сторон суде общей юрисдикции.

При рассмотрении дела приведена следующая аргументация, положительно повлиявшая на принятие решения о признании недействительной третейской оговорки в кредитном договоре. Во-первых, в соответствии с кредитным договором, кредит предоставлялся на текущие нужды заемщика, потому являлся потребительским кредитом в понимании статьи 11 Закона Украины «О защите прав потребителей». Как следует из решения Конституционного Суда Украины от 10 ноября 2011 года в деле № 1-26/2011, положения Закона Украины «О защите прав потребителей» распространяются на взаимоотношения между банком и заемщиком по договору потребительского кредита как при заключении такого договора, так и при его исполнении. Согласно части 1, 2, пункту 10 части 3 статьи 18 Закона Украины «О защите прав потребителей», продавец не должен включать в договора с потребителями условия, являющиеся несправедливыми, а банк в данном случае является по сути продавцом своих услуг. Условия договора являются несправедливыми, если вопреки принципу добросовестности его следствием является существенный дисбаланс прав и обязанностей во вред потребителю. В частности, несправедливыми являются условия договора об установлении обязательных для потребителя условий, с которыми он не имел реальной возможности ознакомиться перед заключением договора. Поскольку кредитный договор представляет собой разработанную банком типовую форму, то в соответствии с частью 1 статьи ГК Украины такой договор является договором присоединения. Аналогичная позиция содержится в решении Конституционного Суда Украины от 10 ноября 2011 года в деле № 1-26/2011. Соответственно условия кредитного договора (в т.ч. и третейская оговорка) были обязательны для заемщика во время заключения договора и заемщик не имел реальной возможности каким-либо образом изменить условия кредитного договора.

При этом следует отметить, что согласно части 2 статьи 12 Закона Украины «О третейских судах», если в третейском соглашении указывается конкретный третейский суд, то регламент этого суда рассматривается как неотъемлемая часть третейского соглашения. В кредитном договоре указан конкретный третейский суд – Постоянно действующий Третейский суд при Ассоциации украинских банков, следовательно, регламент указанного суда должен быть неотъемлемой частью договора. Как и большинство договоров, кредитный договор содержит положение о том, что все приложения и дополнения к нему должны быть изложены в письменной форме и подписаны сторонами договора. Однако, при рассмотрении дела судом было установлено, что регламент Постоянно действующего Третейского суда при Ассоциации украинских банков не был частью кредитного договора и не предоставлялся заемщику для ознакомления при подписании кредитного договора. Таким образом, исходя из норм Закона Украины «О защите прав потребителей», условие кредитного договора, содержащее третейскую оговорку, является несправедливым по отношению к заемщику как потребителю банковских услуг, поскольку заемщик не имел реальной возможности ознакомиться с содержанием определенных условий кредитного договора, что ставит его в крайне невыгодное положение по сравнению с банком. Часть 5 статьи 18 Закона Украины «О защите прав потребителей» предусматривает, что если положение договора признано несправедливым, это положение может быть изменено или признано недействительным. Указанной нормой в том числе руководствовался суд, принимая в данном случае решение в пользу заемщика.

Кроме того, истцом по делу было также доказано, что сама третейская оговорка, содержащаяся в кредитном договоре, не соответствует требованиям Закона Украины «О третейских судах». Помимо того, что регламент третейского суда не рассматривался как неотъемлемая часть кредитного договора, в третейском соглашении не был определен предмет спора, для разрешения которого стороны могут обратиться в третейский суд; в третейском соглашении не указаны стороны и их местонахождение, а также дата и место заключения третейского соглашения или ссылки на пункты кредитного договора, которые содержат соответствующие сведения. Указанные несоответствия являются нарушением требований статьи 12 Закона Украины «О третейских судах», при этом часть 7 указанной статьи гласит о том, что в случае несоблюдения правил, предусмотренных этой статьей, третейское соглашение является недействительным. Таким образом, специальная норма Закона Украины «О третейских судах» предусматривает основания для признания недействительным третейского соглашения, помимо общих норм, содержащихся в статьях 215, 203 ГК Украины, что также было учтено судом при принятии решения.

Дополнительным аргументом в пользу признания недействительным третейского соглашения истцом приведен тот факт, что Ассоциация украинских банков является учредителем Постоянно действующего Третейского суда при Ассоциация украинских банков и банк был членом Ассоциации на момент заключения кредитного договора, то есть заемщик изначально находился в существенно худшем положении по сравнению с банком, что свидетельствует о нарушении принципа равенства всех участников судебного процесса перед законом и судом. Как предусмотрено ещё статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года, каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Однако Постоянно действующий Третейский суд при Ассоциация украинских банков нельзя считать полностью независимым и беспристрастным судом, поскольку он являлся связанным лицом в отношении банка.

Кроме того, согласно части 1 статьи 3 ГПК Украины каждое лицо имеет право в установленном порядке обратиться в суд для защиты своих нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав. Статья 55 Конституции Украины также предусматривает, что права и свободы человека и гражданина защищаются судом. При этом часть 1 статьи 203 ГК Украины предусматривает, что содержание правоотношения не может противоречить Гражданскому кодексу, другим актам гражданского законодательства, а также моральным устоям общества. Как следует из Обобщения «Практика применения судами Закона Украины «О третейских судах», содержащегося в письме Верховного Суда Украины от 11 февраля 2009 года, третейское соглашение является разновидностью гражданско-правового правоотношения, и потому оно должно соответствовать требованиям, установленным гражданским законодательством. Учитывая указанное, суд установил, что третейская оговорка, содержащаяся в кредитном договоре, нарушает права заемщика, поскольку лишает его права на независимую и беспристрастную судебную защиту и права выбора суда по подсудности дела.

При этом необходимо отметить, что банк заявлял о применении в деле срока исковой давности, т.к. кредитный договор был заключен в 2007 году, а иск был подан в 2013 году и просил в связи с этим отказать в удовлетворении иска. Однако суд признал отсутствие оснований для применения срока исковой давности, т.к. кредитный договор предусматривал, что он действует до полного исполнения сторонами своих обязательств, а обязательства сторон по состоянию на момент подачи иска оставались не выполненными, поэтому срок действия кредитного договора не истек.

Таким образом, на основе приведенных выше аргументов, в судебном порядке была признана недействительной третейская оговорка (третейское соглашение), содержащаяся в кредитном договоре, и восстановлено право нашего клиента на объективное и независимое рассмотрение кредитного спора судом общей юрисдикции, а не вышеуказанным учреждением, на которое оказывают влияние субъекты банковской сферы деятельности. Также постепенно формируется судебная практика, отличная от наиболее распространенной нынешней, анализ которой позволяет сделать вывод о существенно лучшей защите интересов именно банков, а не их клиентов.