23.06.2014

Можно ли происходящие в Украине события считать форс-мажором (обновленная статья)

Сейчас многие украинские компании сталкиваются с ранее невиданными потрясениями, которые могут отобразиться и на бухгалтерско-налоговой стороне их жизни. В том числе имеют место проблемы, связанные с изменением статуса АРК. Соответственно у многих специалистов возникает закономерный вопрос, можно ли признать, что события относятся к форс-мажорным.

Согласно ч. 1 ст. 617 Гражданского кодекса Украины от 16.01.2003 г. № 435­IV (далее — ГК) лицо, нарушившее обязательство, освобождается от ответственности за нарушение, если оно докажет, что это нарушение произошло вследствие случая или обстоятельства непреодолимой силы. Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 218 Хозяйственного кодекса Украины от 16.01.2003 г. № 436­IV (далее — ХК), если иное не предусмотрено законом или договором, субъект хозяйствования за нарушение хозяйственного обязательства несет хозяйственно­правовую ответственность, если не докажет, что надлежащее выполнение обязательства невозможно вследствие действия непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и неотвратимых обстоятельств при данных условиях осуществления хозяйственной деятельности.

ГК прямо не дает определения обстоятельствам непреодолимой силы, но в ч. 1 ст. 263 ГК указывается, что ход исковой давности приостанавливается, если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное или неотвратимое при данных условиях происшествие (непреодолимая сила). Итак, можно сделать вывод, что положениями ГК и ХК установлены такие характеристики обстоятельств (они могут рассматриваться как основания для освобождения от ответственности за нарушение обязательства) как случайность, неотвратимость при данных условиях, их исключительность.

Каким образом, происходившие и происходящие в Украине события могут негативно повлиять на предприятия или его контрагентов:

  • могут иметь место задержки поставок материалов вследствие массовых акций протеста, невозможности проезда транспорта или техники;
  • могут иметь место запреты на ввоз в Крым или вывоз из Крыма оборудования, выезд специалистов, либо ограничения сроков их пребывания в Крыму;
  • может иметь место непредвиденный призыв на военную службу или мобилизация сотрудников предприятия;
  • могут иметь место задержки в платежах вследствии блокирования платежной системы Крыма и т.д.

Все перечисленные обстоятельства и события вполне подпадают под те критерии и основания, которые законодатель рассматривает как форс-мажорные либо обстоятельства непреодолимой силы.

В результате наступления указанных событий, может быть усложнено исполнение договора, что приведет к спорам между предприятиями, претензиям, или даже невозможности осуществлять определенную деятельность. Тогда придется данную ситуацию разрешать в судебном порядке, особенно если меры досудебного урегулирования не дали необходимого результата.

Хотелось бы обратить внимание, что просто случайные обстоятельства (при отсутствии чрезвычайного на неотвратимого характера) в большей части не могут рассматриваться как основания для освобождения от ответственности. Если же обстоятельства неотвратимы, но могут быть предвиденными, то рассматривать как такое основание нельзя, поскольку сторона договора должна была заранее предусмотреть риск наступления такого происшествия (например, сезонное снижение температуры, большое количество или продолжительность осадков, что мешает осуществлению определенных операций и т. д.). Но и чрезвычайные условия в случае их неотвратимости не могут рассматриваться как основание для освобождения от ответственности (например, если при наводнении или опасности сдвигов грунта не были проведены мероприятия по укреплению грунта).

Тот факт, что одновременно должны иметь место как неотвратимость происшествия, так и его исключительность, подчеркивает и ВХСУ в п. 47 информационного письма от 07.04.2008 г. № 01­8/211. Также в п. 7 постановления Пленума Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 01.03.2013 г. № 4 указывается дополнительно и тот факт, что обстоятельства непреодолимой силы имеют внешний характер. 

Итак, ХК и ГК рассматривают как возможность безусловного освобождения от ответственности ситуацию, когда невыполнение возложенных обязательств стало следствием случая или обстоятельств непреодолимой силы.

Какой статус имеют события, происходившие в Киеве и по всей Украине с ноября 2013 года по конец декабря 2014, а в Крыму – в марте 2014 года.

Прежде всего, они действительно имеют непредвиденный характер, не могут быть контролируемы предприятием и неотвратимы. По этим критериям они могут рассматриваться как основания для признания их обстоятельствами непреодолимой силы.

В то же время они не могут рассматриваться как случай, поскольку объективно касаются интересов не только одного предприятия. Большей частью случай можно рассматривать с субъективной позиции, то есть как явление, которое в той или иной степени зависит от самого субъекта. Как мы заметили, согласно ст. 617 ГК случай — одно из оснований освобождения от ответственности за нарушение обязательства.

В то же время положениями ч. 2 данной статьи установлены обстоятельства, которые случаем считаться не могут (несоблюдение своих обязательств контрагентом должника, отсутствие на рынке товаров, необходимых для выполнения обязательства, отсутствие у должника необходимых средств). Объективными особенностями случая, характеризующими его отличие от обстоятельств непреодолимой силы, являются:

  • случайные обстоятельства могут иметь отношение лишь к конкретному субъекту, в то время как обстоятельства непреодолимой силы носят глобальный или всеохватывающий характер;
  • случай может быть как внутренним обстоятельством конкретного лица, так и внешним обстоятельством;
  • случай не может быть предупрежден или смещен конкретным лицом, а другие лица в таких же условиях могли предотвратить его или его последствия.

Другая разновидностью обстоятельств, которые могут стать основанием для освобождения от ответственности, — обстоятельства форс­мажора. ГК и ХК не приводят определения форс­мажора, однако оно предоставляется другими законодательными актами. В частности, в приказе ГНАУ «Об утверждении Порядка применения норм пунктов 102.6–102.7 статьи 102 Налогового кодекса Украины» от 24.12.2010 г. № 1044 указано, что обстоятельства непреодолимой силы (форс­мажорные обстоятельства) — непреодолимая при данных условиях сила (стихийное бедствие, объявленная и необъявленная война, угроза войны, террористический акт, блокада, революция, мятеж, восстание, массовые волнения, общественная демонстрация, молния, пожар, буря, наводнение, землетрясение, накопление снега или гололедица, взрыв и т. п.), которая является обстоятельством, освобождающим физическое лицо или должностных лиц юридического лица от ответственности за невыполнение обязательств, предусмотренных налоговым законодательством.

Итак, для целей налогового законодательства форс­мажор приравнивается к другим обстоятельствам непреодолимой силы, хотя это не совсем корректно.

Хотя, как отмечает ВХСУ в письме от 09.09.2001 г. № 01­2.2/279, категория непреодолимой силы воплощает в себе лишь стихийные природные явления, которые вследствие их исключительности, неотвратимости и непредсказуемости предопределяют ограничение ответственности за причинение ущерба в случаях, определенных законом. Причем непреодолимая сила как основание для ограничения ответственности может иметь место лишь во внедоговорных (деликтных) правоотношениях и в случаях нарушения договорных обязательств, если это прямо предусмотрено законом.

В то же время категория форс­мажора охватывает лишь исключительные происшествия общественной жизни, которые стороны сами на диспозитивных основаниях определяют в договоре как право на освобождение от дальнейшего выполнения обязательства по соглашению, если такие события будут происходить в период действия договора. Стороны могут предусмотреть в договоре ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств, но ограничить ее случаями предусмотренных в договоре форс­мажорных обстоятельств.

Общим для обстоятельств непреодолимой силы и форс­мажора является лишь их внешний характер влияния на причинно­следственную цепь деятельности участников конкретного правоотношения, то есть эти обстоятельства находятся вне контроля участников правоотношения.

Конечно открытым остается вопрос документов, подтверждающих такие обстоятельства. Как отметил НБУ в письме от 21.10.2013 г. N 47-411/18440 форс-мажорные обстоятельства в соответствии с условиями внешнеторговых соглашений, международных договоров и обстоятельств непреодолимой силы(стихийного бедствия ли) на территории Украины удостоверяет исключительно Торгово-промышленная палата Украины. Региональные торгово-промышленные палаты осуществляют лишь подготовку документов для подтверждения форс-мажорных обстоятельств. В связи с этим подтверждать наступление обстоятельств можно лишь на основании косвенных документов (пока ТПП Украины не дает информации о статусе таких событий как о форс-мажорных обстоятельствах, хотя косвенно и признает неординарность таких событий).

Теперь попробуем ответить на вопрос – способно ли признание обстоятельств в Украине форс-мажорными помочь предприятию с позиций правового обеспечения деятельности, учета и налогообложения.

С точки зрения договорных отношений, наступление указанных обстоятельств действительно может рассматриваться как достаточное основание для освобождения от ответственности (если оно включено в договор), или как основание для освобождения от ответственности в рамках досудебного урегулирования спора сторон. Хочется отметить, что до текущего момента в Украине нет судебных решений или официальных разъяснений, которые бы открыто квалифицировали события в Украине или Крыму.

15 апреля этого года, Верховной Радой Украины принят Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» № 1207-VII от 15.04.2014 г. (далее – Закон № 1207). Закон также подтверждает суверенитета Украины в отношении территории АРК и сохранение территориальной целостности Украины согласно Конституции. 

Согласно ст. 2 Закона № 1207, он определяет статус территории, временно оккупированной в результате вооруженной агрессии Российской Федерации, устанавливает особый правовой режим на этой территории, определяет особенности деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций в условиях такого режима, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, а также прав и законных интересов юридических лиц. 

В контексте учетных и налоговых рисков актуальными могут быть два аспекта – статус имущества (имущественных прав) и легальность хозяйственной деятельности на территории АРК.

В соответствии со ст. 11 Закона за физическим и юридическими лицами сохраняется право собственности на имущество (включая объекты недвижимости и земельные участки), находящиеся на временно оккупированной территории, если оно приобретено в соответствии с законами Украины. При этом устанавливаются ограничения относительно юридической легитимности сделок. Недействительными считаются все сделки с недвижимым имуществом (ч. 5 ст. 11, раздел ІІІ «Заключительные и переходные положения») осуществленные начиная со дня, следующего за датой опубликования законом (т.е. с 27.04.2014 г.) – если они были осуществлены в порядке ином, нежели установлено законодательством Украины.

Сейчас предприятие, которое вследствие указанных событий не может обеспечить нормального выполнения своих обязательств в рамках контракта, вправе требовать (в т.ч. и через суд) от другой стороны пересмотра условий такого контракта или даже его расторжения, ссылаясь на документально подтвержденные обстоятельства (документы о запрете въезда сотрудников, мобилизации, выданные органами МВД документы на основании которых можно подтвердить невозможность проезда техники или осуществления работ на отдельной территории). Конечно, о справке ТПП Украины на текущий момент речи пока нет. Как указывает ВХСУ в п. 47 информационного письма от 07.04.2008 г. № 01­8/211, стороны могут установить договором зависимость возникновения определенных прав или обязанностей от наступления такого обстоятельства (в порядке действия норм ст. 212 ГК). Это, в частности, согласуется и с принципом свободы договора, согласно ст. 627 ГК. Поэтому нелишним на сегодня будет внести соответствующие изменения в договор.

Значит, если в договоре между хозяйствующими субъектами не было раздела «Обстоятельства непреодолимой силы и форс-мажор», либо в перечне обстоятельств, освобождающих стороны от ответственности за нарушение договора не были упомянуты негативные решения органов власти, стихийные митинги, акции протеста, невозможность доступа на часть территории Украины или ограничение такого доступа, в результате которых своевременное исполнение обязательств стало невозможным, то желательно договор дополнить такой нормой. Нужно провести переговоры с контрагентом и убедит его в необходимости внести соответствующие изменения. В случае уклонения от таких действий, можно через суд потребовать от контрагента заключить соглашение об изменении договора.

Тем предприятиям, у которых схожая норма в договоре присутствует, при наступлении ситуации с невозможностью совершить платеж, выполнить работы,поставить материалы и т.п., можно рекомендовать подтверждать намерения своевременно осуществить исполнение обязательств.

Хочется отметить, что с налоговой точки зрения шансов признать происходящие события обстоятельствами непреодолимой силы (форс-мажором) и на этом основании использовать налоговые преференции крайне мало. 

В соответствии с положениями ст. 101 Налогового кодекса Украины от 02.12.2010 г. № 2755-VI

(далее – НК), списанию подлежит безнадежный налоговый долг, в том числе пеня и штрафные санкции, начисленные на такой налоговый долг. При этом к нему согласно пп. 101.2.4 НК относится и налоговый долг налогоплательщика, который возник в результате обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств).

Во исполнение указанных норм НК, Приказом Миндоходов от 10.10.2013 г. № 577 был утвержден Порядок списания безнадежного налогового долга плательщиков налогов. В соответствии с данным документом факт наступления обстоятельств непреодолимой силы подтверждается:

  • Торгово-промышленной палатой Украины - о наступлении обстоятельств непреодолимой силы или стихийного бедствия на территории Украины;
  • уполномоченными органами другого государства, которые легализуются консульскими учреждениями Украины, - в случае наступления обстоятельств непреодолимой силы или стихийного бедствия на территории такого государства;
  • решениями Президента Украины о вводе чрезвычайной экологической ситуации в отдельных местностях Украины, утвержденными Верховной Радой Украины, или решениями Кабинета Министров Украины о признании отдельных местностей Украины потерпевшими от наводнения, засухи, пожара и других видов стихийного бедствия, в том числе решениями относительно определения отдельных местностей потерпевшими от неблагоприятных погодных условий, которые повлекли потерю урожая сельскохозяйственных культур в объемах, которые превышают 30% среднего урожая за предыдущие пять календарных лет;
  • решениями Верховной Рады Автономной Республики Крым, областных советов - в случаях, установленных Кодексом;
  • выводами других органов, уполномоченных согласно законодательству удостоверять форс-мажорные обстоятельства.

Пока что нет условий для исполнения любого из указанных критериев, потому и о списании безнадежного налогового долга по рассматриваемым в статье основаниям, пока нет.

Чтобы получить консультацию по данному вопросу - обращайтесь к Антону Клименко (klimenko@vpolex.com).